Можно ли считать матрену тимофееану счастливой женщиной

Реки горят читать онлайн. Роман Реки горят охватывает огромные исторические события Борис Полевой. Золото ocr: Андрей из Архангельска. Перенос строк. Реклама: Юмор - Михаил Зощенко. Собака снова человек читать онлайн. Приключения Борьба с нечистью Милые загулы и не менее. Мы вернёмся Фронт без флангов читать онлайн. Войну Семен Цвигун встретил на западной.

Честно сказать, посмотрел обложку и читать сие творение расхотелось. Не в обиду автору. В общем, неважно.

Воля и разум (fb2)

Но справедливо так же и то, что открыв книгу 10 или ти летней давности мы поразимся степени наивности в описании тех или иных миров , т. И вообще Мол и до нас люди жили и не все они поклонялись черным богам S Нашел у себя так же продолжение данной СИ, купленное мной так же давно Сейчас по сайту узнал что автор оказывается умер, еще в м году Хорошая книга. И сюжет и слог на отлично. Если перейдет в серию, обязательно прочту продолжение.

Вообщем рекомендую.

вПТЙУ рПМЕЧПК. ъПМПФП

Вполне читаемо, очень в рамках жанра, но вполне не плохо! Не без роялей конечно чтоб мне так в Дьяблу везло когда то! Ядвига с трудом протискивалась сквозь толпу, забившую вокзал.

За путями, на пустырях, под заборами, в закоулках между железнодорожными строениями раскинулся огромный бивуак.

Люди сидели на узлах и чемоданах, метались во все стороны, таскали откуда-то щепки, уголь, и в воздух взвивались дымы костров. Ядвига кутала в шаль своего сына.

День был теплый, но ребенок, видно, совсем расхворался. Он тяжело висел у нее на руках. Но Ядвига боялась даже поправить его — при каждом движении помутившиеся, невидящие детские глаза болезненно жмурились, а из запекшихся губ вырывался слабый дрожащий стон и отдавался в сердце Ядвиги, как внезапный удар. Она старалась ступать осторожно, тщательно сторонилась людей и со страхом думала, что ее могут задеть, толкнуть и тогда опять протяжно застонет ребенок.

Да, ему становилось все хуже. Еще вчера утром он играл и смеялся и только к вечеру начал плакать, отказываясь от еды. А теперь он весь горит и как будто совсем перестал узнавать ее. Она нашептывала ему нежные слова, уговаривала, что все будет хорошо, найдется врач, посоветует, поможет. Но этим шепотом она утешала только себя, идя в толпе, которая выносила ее из тесного вокзала на широкую улицу.

Расспрашивать о дороге не пришлось — все торопились в одном направлении, к польскому посольству. Улица выглядела так, словно по ней двигалась огромная процессия, хотя в ней был самый разный и случайный люд, бредущий с вещами, идущий налегке.

Где-то тут же рядом с Ядвигой одноногий человек упрямо стучал костылем по выщербленным плитам узкого тротуара. Многие шли прямо по грязной мостовой.

Можно ли собрать из краб систем калитку

Ядвига, как сквозь туман, слышала обрывки разговоров, проклятия, внезапные взрывы смеха, плач девочки, не поспевающей за матерью. И чего вы прете с ребенком? Вот народ — прямо как бараны… Поезда стоят, так нет того, чтобы подождать, пока придут и разместят по вагонам, все лезут в посольство, будто там золотые часы раздавать будут….

Слух Ядвиги ловил это мерное шлепанье калош. Она не понимала, не слушала, что говорят. Все проходило мимо сознания, и невольно она ждала лишь очередного чавканья калош. Нужно было только прислушиваться к ее шагам, не терять их звука среди говора толпы, назойливо звучавшего вокруг. Но это оказалось не так-то легко.

Перед зданием посольства стояла толпа. Лестница тоже была забита людьми. Кипели ссоры и пререканья. Откуда-то сверху, с лестничной площадки, вдруг раздался голос. По-видимому, что-то объявили.

Ясновельможное панство в поселках хорошему тону обучалось, теперь к нему без палки и не подходи! Но сверху уже проталкивался молодой человек с черными, гладко прилизанными на прямой пробор волосами.

упдетцбойе

Дама в шляпке ухватилась за его рукав. А вы, мадамочка, где были, когда мы по тюрьмам гнили? Ядвигу притиснули к стене у дверей, приоткрытых в какую-то переднюю. В эти двери никого не пропускали, прорвалась только дама с перышком.

Шляпа для незнайки своими руками

Ребенок как будто спал. Голова кружилась, грязную лестничную клетку словно затянуло туманом. Не где-нибудь, а в поселках, на кизяках. Они там к таким ароматам привыкли, что теперь — ну никак…. И так нас со всеми вещами в поезд не пустят, вот увидите. Уж я им скажу… Что это такое? Голые, босые должны ехать, что ли? Господин посол занят, никого не принимает и принять не может.

Господин секретарь тоже занят. Поезда есть, ступайте на вокзал, мы всех по очереди отправим. Все вопросы разрешаются на месте, на вокзале.

  • Как делать брейкер в мортал комбат xl
  • На вокзале работает представитель посольства…. Прошу возвратиться на вокзал и терпеливо ожидать. Здесь вы можете дождаться только того, что поезд отойдет без вас. Прошу идти на вокзал. На лестнице стало просторнее. Бормоча под нос или громко ругая неведомо кого, люди один за другим спускались вниз.

    зЕПТЗЙК ыЙМЙО. рТПЛБЦЕООЩЕ

    Толпа вокруг вылощенного юнца поредела. Ядвига робко тронула его за рукав. В поезде. И врач, и все. Темные глаза умоляюще смотрели с исхудавшего, изможденного лица.

    Он нехотя бросил взгляд на ребенка. Дитя как будто спало, но веки были сомкнуты неплотно, и сквозь них виднелась мутно-синяя, словно расплывшаяся во весь белок радужная оболочка. Только поторопитесь, он должен часа через два отойти. Он вытащил блокнот и авторучку и тут же нацарапал несколько слов, скрепив их подписью с энергичным росчерком. Она медленно шла обратно. Разве дело в записке?

  • Можно ли делать шашлыки в измайловском парке
  • Как поедет она с больным ребенком? Ведь малыш и вчера стонал при каждом толчке, при каждой остановке поезда. Вот если бы можно было уложить его спокойно, развернуть, снять с него все эти платки и шали, не бояться все время, что вот-вот он опять застонет… Надо было объяснить все это тому элегантному молодому человеку — может, он сжалился бы над ребенком.

    И возможно ли, чтобы там вовсе не было врача? Пусть бы по крайней мере сказал, что это за болезнь… Что могло вдруг случиться с ребенком? Ведь он был совсем здоров, когда они выезжали. И вообще до сих пор никогда не болел. Только раз у него заболело ушко. Но тогда ей дали подводу, она съездила в районный центр, там осмотрели, вычистили, дали лекарство — и ребенок скоро выздоровел.

    Реки горят (fb2)

    А теперь? Надо было добиваться, чтобы ей разрешили не ехать, остаться на время с ребенком где-нибудь в городе, дожидаться улучшения. Вернуться разве?

    Но она отошла уже довольно далеко и не в силах была столько пройти. Теперь уже двигались две толпы по двум направлениям — от вокзала к посольству и от посольства к вокзалу. Идущая с ним женщина не знала. Ядвига невольно подняла глаза и взглянула налево. Улицы в эту сторону понижались, спускались вниз, а там широко разливалась огромная, величественная река.

    За ней тонула даль в лиловой мгле, в голубом тумане, в серебристо-серой тени. Оттуда веяло сонной тишиной, кроткой улыбкой осеннего солнечного дня.

    Ах, не толкаться бы в толпе, забившей вокзал, не трясти малыша в грохочущей и шаткой теплушке, а пойти с ним в эту лиловую ласковую и кроткую даль, в этот тихий мир, прозрачный, как далекая детская сказка, когда-то слышанная и давно забытая. Но лиловая даль была недостижима, она раскинулась за широкой, мощной рекой, равнодушно катящей свои сверкающие волны.